Дело о гибели Кристофа де Маржери может снова не пройти утверждение прокурором

0
12

Межгосударственный авиационный комитет (МАК) объявил об окончании расследования катастрофы в октябре 2014 года в аэропорту Внуково самолета бизнес-авиации Falcon 50, на борту которого находились президент международной нефтегазовой компании Total Кристоф де Маржери и три члена экипажа. Предварительный отчет МАК направлен властям Франции и Нидерландов, участвовавшим в расследовании, а опубликован будет лишь после согласования с ними. Между тем выводы МАК не фигурируют в двух уголовных делах о катастрофе во Внуково, а защита обвиняемых убеждена, что без них расследование не может быть объективным.

Как следует из официального сообщения МАК, комиссия ведомства «завершила комплекс работ по расследованию катастрофы самолета Falcon 50EX F-GLSA авиакомпании Unijet». Речь идет как о полевом этапе исследований непосредственно на месте крушения, так и обо всех остальных – изучении «черных ящиков», записей наземных средств контроля, математическом моделировании последнего полета Falcon, изучении данных о подготовке диспетчеров, наземных служб и экипажа и многом другом. По результатам всех этих работ был составлен проект окончательного отчета. В МАК особо отмечают, что пока он отправлен представителям Бюро по расследованию авиационных происшествий Франции и Управления по безопасности Нидерландов, так как они принимали участие в расследовании. «После получения и рассмотрения комментариев государств окончательный отчет будет опубликован на официальном сайте МАК в интернете»,– пояснили в комитете. Однако, когда это произойдет, неясно, так как многое в данном вопросе будет зависеть именно от позиции иностранных специалистов, которые могут согласиться или же, наоборот, опровергнуть выводы российских экспертов.

При этом совершенно очевидно, что выводы МАК уже не могут быть включены в материалы уголовного дела о «нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц» (ч. 3 ст. 263 УК РФ).

Напомним, что после столкновения Falcon при взлете со снегоуборщиком обвинения по этой статье были предъявлены водителю машины Владимиру Мартыненко, находившемуся за рулем в нетрезвом виде, руководителю полетов аэропорта Роману Дунаеву, диспетчеру-инструктору Александру Круглову, диспетчеру-стажеру Светлане Кривсун, ведущему инженеру аэродромной службы Владимиру Леденеву, а также диспетчеру руления Надежде Архиповой. Все фигуранты, за исключением Владимира Мартыненко, своей вины не признавали. Между тем в связи с отсутствием выводов МАК Следственный комитет России (СКР) виновность фигурантов доказывал, основываясь на данных ряда экспертов, которые были привлечены следователем, и результатах работы летной подкомиссии.

Однако в конце прошлого года, как сообщал «Ъ», Генпрокуратура отказалась утвердить составленное СКР обвинительное заключение по делу, отправив его на доследование. В надзорном органе ссылались на допущенные в ходе предварительного следствия нарушения УПК. Но, по некоторым данным, одним из основных факторов оказалось именно отсутствие в деле выводов МАК. Если бы они были позже обнародованы в суде и хоть немного отличались от мнения следствия, то у прокуроров в процессе возникли бы серьезнейшие проблемы.

Как сообщил «Ъ» адвокат одного из основных обвиняемых Романа Дунаева Игорь Чернецкий, на данный момент он со своим подзащитным знакомится с материалами дела после доследования СКР. «Фактически там ничего не поменялось – только мелочи, связанные в основном с выводом из числа обвиняемых Светланы Кривсун»,– пояснил защитник. Он отметил, что ходатайствовал перед следователями о приобщении к материалам выводов МАК. По его словам, особенно сторону защиты интересовали разделы, которые представлены в проекте окончательного отчета,– о действиях экипажа злополучного Falcon, их квалификации и т. д., а также моменты, связанные с изучением МАК системы управления воздушным движением, его систем безопасности и его оценки экспертами, поскольку «тут есть вопросы». «Но нам было отказано, в СКР не хотят слышать аббревиатуру МАК»,– сказал господин Чернецкий. В то же время начальник юрслужбы Федерального профсоюза авиадиспетчеров России Олег Бабич пояснил «Ъ», что их организация также ходатайствовала как перед СКР, так и перед Генпрокуратурой о добавлении в дело материалов МАК, но тоже безуспешно. «Сложилась парадоксальная ситуация – причины катастрофы не установлены, а люди уже обвинены и над ними может вскоре начаться суд»,– отметил господин Бабич. Он также напомнил, что помимо первого уголовного дела СКР параллельно ведет и второе по той же статье УК. Но там фигурантами являются Владимир Ужаков – руководитель Московского центра автоматизированного управления воздушным движением ГК по ОрВД, его первый заместитель Александр Повалий, начальник центра ОрВД аэропорта Внуково Геннадий Ярмуш и сменный директор аэропорта Сергей Косик. Правда, все они, несмотря на претензии следственных органов, продолжают работать. Сторона защиты предполагает, что СКР сначала хочет дождаться осуждения обвиняемых по первому делу, чтобы, имея на руках приговор суда, «дожать» их непосредственных руководителей, которых подозревают в ненадлежащей организации работы, приведшей к тяжким последствиям. Но и в этом случае любое расхождение выводов следствия с заключением МАК может сыграть ключевую роль. Таким образом, не исключено, что и результаты второго расследования могут не устроить прокуратуру, а дело в суд она пропустит лишь после того, как ознакомится с официальной версией МАК о причинах катастрофы.

http://www.kommersant.ru/doc/2989717