К чему приводят полеты самолетостроителей-самоучек

0
32
Никто не запрещает энтузиастам испытывать летательные аппараты. Но в рамках закона и в границах безопасности. Фото: Владимир Смирнов/РГ
Никто не запрещает энтузиастам испытывать летательные аппараты. Но в рамках закона и в границах безопасности. Фото: Владимир Смирнов/РГ
Интерес к строительству самодельных летательных аппаратов возрос. И вместе с ним увеличилось количество несогласованных полетов. Зачастую современные Кулибины с помощью информации в Интернете собирают самолет и пилотируют его без регистрации, разрешений и необходимой подготовки. В результате такие полеты все чаще заканчиваются трагедией.

«Мы — инопланетяне»

Так, этой осенью сразу два самодельных летательных аппарата разбились в один день. В Тульской области, недалеко от трассы «Крым», упал вертолет, в Рязанской, рядом с аэродромом Протасово, разбился самолет. В тульском случае обошлось без жертв — пилот и пассажир получили травмы, но остались живы. Рязанский пилот — 57-летний бывший военный инженер Олег Колчин — погиб.

Как сообщили в ГУ МЧС по Тульской области, самодельный вертолет упал в районе деревни Тайдаково, в 300 метрах от трассы М-2 «Крым». Регистрационных знаков на нем не было. Разрешения на полет — тоже. Выехавшие на место крушения спасатели пострадавших не обнаружили, серьезных разрушений на земле также не выявили. Причины падения устанавливают специалисты Следственного комитета.

Журналисты одного из тульских информационных агентств, ставшие свидетелями крушения вертолета, рассказали, что сразу к месту трагедии подъехали какие-то люди. Они забрали пострадавших и обломки аппарата. Представиться наотрез отказались. «Мы — инопланетяне», — отмахнулись от всех вопросов. Впрочем, полиция довольно скоро установила хозяев разбившегося летательного судна.

— Не понимаю, зачем они этим занимаются, — удивляется один из тульских силовиков, попросивший не называть его. — Хочешь летать — иди в официальные аэроклубы, где все нормально с техникой безопасности. Конечно, и там бывают ошибки, но все же порядка больше. Ведь бьются же эти самоделки! И люди гибнут…

Рязанский случай аналогичен: тоже самодельный летательный аппарат без регистрационных знаков и разрешения на вылет. По словам помощника прокурора Рязанской транспортной прокуратуры Евгения Баканова, падение самолета произошло примерно на высоте 10-15 метров при развороте. По предварительным данным, причиной крушения могли стать ошибка пилота (в тот день был сильный ветер) и техническая неисправность.

Самолет разрабатывался и строился энтузиастами в течение нескольких лет. По словам руководителя рязанского спортивного авиационно-технического клуба «АЭРО-МИКС» Александра Моисейкина, погибший пилот был опытным и осторожным, бесконечно влюбленным в небо. Это второй его самолет: первый строил сам, этот — вместе с друзьями, такими же энтузиастами. Делали его они лет десять — первоначально с одним мотором, потом добавили второй. Какие-то идеи черпали из Интернета…

К сожалению, самолеты Кулибиных бьются довольно часто — практически ежемесячно

— Он был влюблен в небо, готов был на палке летать. У него дома самолет, который собирал из деревяшек, — рассказал товарищ погибшего заслуженный врач РФ Владимир Юдин. — Нельзя ограничивать этих людей, это только приведет к трагедии. Надо открывать им дорогу, чтобы они реализовывали свое творчество, а не где-то на коленке делали…

Самолет из чемодана

В связи с этими случаями я вспомнила встречу в Рязани — с фанатом сверхмалой авиации, самоучкой Виктором Дмитриевым. Его разборный самолет, весивший меньше, чем пилот, попал в Книгу рекордов Гиннесса, а его самого называли гением. Я приехала к нему в Соколовку на окраине Рязани. Мы сидели во дворе маленького домика и пили компот, который хозяин сам сварил с утра — «извини, угостить больше нечем». И я пыталась получить ответ все на тот же вопрос: зачем? Зачем надо вовсе не богатому семейному человеку тратить все: время, деньги — на столь затратное и странное увлечение?

По его словам, авиацией он «заболел» года в четыре, когда отец (авиационный инженер) впервые взял его в полет и даже разрешил подержаться за штурвал. Это был 1949 год. Семья переезжала с одной авиабазы на другую, так что детство прошло среди самолетов. Конечно, Виктор мечтал стать летчиком. Но поступить в училище не получилось. Окончил профтехучилище, работал шофером. И в какой-то момент решил сам строить самолеты. Правда, первые его модели так и не полетели. Потом понял, что не хватает знаний. Начал изучать техническую литературу. Первый дмитриевский самолет взлетел в 1970-х.

Сначала просто оторвался от земли, и это уже был прорыв, через несколько лет он уже сделал на своем детище круг над полем.

Виктор Павлович сделал около тридцати самолетов, материалы для которых собирал на авиасвалках, моторы брал от списанных спортивных мотоциклов. И практически все испытывал сам: «Если человек не умеет летать, то и технику разобьет, и сам покалечится». А потому создал несколько моделей учебных аппаратов, на которых отрабатывал технику пилотирования.

Все самолеты Дмитриева отличаются малыми размерами, легкостью и разбираются почти как конструктор. Впервые его модели получили высокую оценку в 1984 году на слете СЛА в Коктебеле. Затем в 1992 году — на Международном авиасалоне в США, на следующий год он выставлял свое детище на Международном авиасалоне в Германии — и вновь успех. В 2010 году самолет Дмитриева получил золотую медаль Международного салона «Архимед» в номинации «Транспорт и коммуникации». Самолет Х-14Е выставлялся на MAX-2013 и вновь привлек внимание специалистов и зрителей.

— Про свои самолеты могу сказать, что по техническим характеристикам они дадут фору лучшим европейским и американским образцам, — не без гордости замечает Виктор Павлович.

Но особая гордость конструктора — самолет X-14d. По его словам, в этой модели воплощены почти все его идеи. В результате получился аппарат, весящий меньше, чем пилот. Так, вес самолета — 46 килограммов, скорость — 55 километров в час, мощность двигателя — 42 лошадиные силы, грузоподъемность до 90 килограммов. К тому же складывается в ящик длиной один метр. На Всемирном авиасалоне в США этот «муравей» собирал толпы — его даже ленточкой оградили, чтобы не растоптали.

И мы идем смотреть это чудо… в спальню. Виктор Павлович достает из-за кровати крылья, другие детали вытаскивает из-под кровати и несет все это во двор. Здесь же на моих глазах начинает собирать свой самолет. Иногда просит меня что-то подержать — не потому, что нужна помощь, а чтобы я прикоснулась к этому действу. И вот самолет собран. Красавец с трудом помещается в маленьком дворике. «Хочешь попробовать?» — предлагает мне забраться на место пилота. Но в полете увидеть самолет не удалось: «Ну не с улицы же мне взлетать!» — говорит конструктор и тут же добавляет, что вообще-то мог бы — для разгона достаточно тридцати метров.

«Одно дело создать самолет, другое — его использовать»

Организацией и контролем за полетами занимается специально созданная Государственная корпорация по организации воздушного движения (ОВД) в РФ, в которой есть подразделение — «Аэронавигация Центрального региона». За полетами, к примеру, в Тульской области следит филиал этого подразделения — Калужский центр организации воздушного движения. Это названия длинные, но на самом деле все вполне демократично: регистрируйся на сайте, согласовывай полетное время — все носит практически уведомительный характер. Хотя согласовывать необходимо даже полеты небольших беспилотников, не то что самолетов, пусть и самодельных. Как пояснил начальник службы движения калужского центра Владимир Симаков, каждый, кто поднимается в небо, должен соблюдать федеральные Правила использования воздушного пространства.

— Самодельные аппараты всегда и везде приветствуются, — считает Владимир Симаков. — Но должно соблюдаться законодательство. У нас демократичные правила использования воздушного пространства, так будьте цивилизованными людьми — соблюдайте их.

К сожалению, самолеты Кулибиных бьются довольно часто — практически ежемесячно. По словам эксперта, нередко бывает так, что человек с помощью интернет-информации собрал самолет и полетел — без регистрации аппарата, не учитывая рекомендации метеорологов, без подготовки к полету, а иногда и не научившись толком летать.

— Взлететь легче, чем посадить самолет, — поясняет Владимир Дмитриевич. — У каждого из этих аппаратов разная чувствительность к ветру. Часто у них в полете отказывает мотор. А пилоты непрофессиональные. Должна быть техническая проверка таких самолетов. Должна быть хотя бы минимальная подготовка пилотов. Одно дело создать самолет, другое — его использовать. За руль автомобиля никто же не садится, не получив навыков вождения. А в воздухе еще опаснее — на обочину в случае чего не съедешь.

Источник: https://rg.ru/2016/11/03/reg-cfo/k-chemu-privodiat-polety-samoletostroitelej-samouchek.html